Connect with us

Hi, what are you looking for?

Literature

ОТРАЖЕНИЕ

РАССКАЗ ИЗ КНИГИ «ЗАРЯ»

Меня зовут Джордж. Хочу кое-что рассказать. Раньше не сделал этого, потому что считал произошедшее со мной слишком личным. Но с течением времени пришло понимание: это может быть важным для других, пытающихся понять, в каком мире мы живем.

Никто как будто не ждет помощи, но многие в ней нуждаются, блуждая в вечном лабиринте без выхода.

Я относительно не стар был еще, когда… решил заняться одним необычным делом. Каждый день мой в то время — профессиональный бег с препятствиями, и все мысли — только бы не споткнуться. «Бежишь» стремительно, при этом почти перестаешь чувствовать и сопереживать. Собственные мысли и ощущения блокируются аффективным напряжением движения к цели, которая обозначена очередной промежуточной финишной лентой под названием «Успех». Финишируешь удачно — получишь великое наслаждение славы и признания, и даже выраженное в цифрах на счете. Бывает совсем иначе. Тогда окончание дня напоминает мини-апокалипсис с гаснущим солнцем. Поражение, как погасшее солнце…

Когда же очередная дистанция пройдена, уходит сосредоточение борьбы, вдруг осознаешь, что пребываешь наедине с самим собой совершенно эмоционально опустошенный. Наличие рядом близкого человека часто ничего не меняет, не привносит в пустоту желанное наполнение. Ведь она только что пробежала такую же дистанцию и сама приходит в чувство, восстанавливая силы.

Через усталость пробиваются слабеющие с каждой минутой звуки музыки, мелькают нечеткие образы любимых телегероев, затухают страсти политических баталий. И вот, наконец, ТВ уже светится просто как лампа, компьютер в режиме ожидания, айфон выпадает из ослабленных рук, через наушники стучатся в виски последние хиты, а сознание уже заперто почти наглухо — начинается перезагрузка и накопление энергии для завтрашней дистанции. Сон…

Однако я любопытен, вот в чем все дело. Любопытство, наверно, записано в личной программе, выжжено, впечатано, впаяно на клеточном уровне. Хочется узнавать новое: такие загадочные вещи, которые остаются без внимания в суматошной реальности. Что может быть привлекательнее попытки отодвинуть границы представлений о видимой реальности? «Продажник» в практической жизни (продаю электронику, а это не просто, как вы понимаете, продать кому-то что-то в нашем избалованном ожиданиями и не слишком щедром на деньги, раздраженном всем и вся, недоверчивом мире) вечерами я, в противовес дневной роли, могу позволить себе стать этаким озорным, первобытным существом, которому хочется побродить по информационным зарослям. Именно так: днем — робот с определенной функцией, вечером — мняшный живой зверек в поиске неизвестного доселе супер-вкусного ореха познания.

Про ФЭГ (феномен электронных голосов) узнал, как и многие другие, из интернета. Решил сам провести серию экспериментов. Зачем? Опять же любопытство. Ничего другого. Никакой выгоды не искал, клянусь. Друзья говорили, что это все полная ерунда. Они и сейчас так говорят. Да… Вы тоже скажете: «А, вот он о чем!» И зря. Не о том. Все сложнее, все настолько сложнее, черт возьми или господи спаси, не знаю. В общем, по порядку.

Чтобы начать экспериментировать с ФЭГ надо технически подготовиться. Как рыбак готовится к рыбалке, тщательно изучил «удочку и снасти» — методы прослушивания пространства. Остановился на самом рациональном и доступном. Для этого понадобился компьютер, звуковая карта со встроенной специальной функцией, программа (звуковой редактор), микрофон, подсоединенный ко входу звуковой карты компьютера через усилитель.

Шли дни, иногда ночи. Мои усилия напрасны. «Рыбалка» оказалась безрезультатной. Какие-то неразборчивые звуки, редактор ничего не прояснил. Читал в интернете, что у кого-то получается… А у меня вот нет. Хоть разбейся. Однажды, правда, послышалась странная фраза: «И это он?» Или я только субъективно воспринял так. Спросил супругу, хочет ли она присоединиться и поэкспериментировать, на что получил своеобразный ответ:

— Дорогой, давай сделаем это в постели? Там я больше готова рисковать. Это и приятнее, и безопаснее.

— Ты трусишь?

— Я просто предлагаю чаще заниматься «стоящим делом».

Мой смущенный вид вызвал у нее смех:

— Да ладно, успокойся, все хорошо. Я, правда, боюсь.

— Чего?

— Ну… мало ли? Вдруг вокруг нас запрыгают какие-нибудь демоны и разрушат нашу жизнь? То есть откроем дверь, портал, и закрыть ее, его, уже не сможем, и никто не сможет. К таким неожиданностям надо быть морально готовым. А я не готова.

— Могла бы попробовать «вызвать» твою маму, например…

— С ума сошел.

— Почему?

Супруга вздохнула:

— Она при жизни считала меня плохой дочерью. Предлагала ей развестись с отцом, потому что тот ненавидел ее. И за это предложение она начала ненавидеть меня, а отца все равно не разлюбила. Даже трудно представить, что может наговорить сейчас.

После этой нашей беседы почти отказался от своих намерений, но вдруг как-то ночью, уже задремав, услышал щелчки в соседней комнате. С детства не люблю посторонние звуки из соседней комнаты. Особенно из дальней. Я часто мучительно долго ждал родителей с работы, они приезжали поздно, в двенадцать, в два ночи. Однажды я, как обычно, старался отвлечься от дурных мыслей, ничего не получалось, все внимание сконцентрировано на звуках. Вот по квартире некто начал ходить… Долго терпеть это просто невыносимо, потому что звук усиливается, становится четким и уже нет сомнений: кроме меня здесь есть посторонний. Я не выдержал, набрал в грудь воздуха и побежал, полетел остервенело навстречу прекращению своих мучений, только лишь бы не ждать пассивно неизвестной развязки, ворвался в дальнюю комнату и, еще ничего не успев увидеть, заорал как сумасшедший, начал дергать двери большого шкафа в спальне родителей, готовый душить, хватать, бороться, вцепиться в глаза, терзать незваного врага.

С тех пор никогда не имел больших квартир, даже когда позволяли средства. А еще — ни года не жил один. И не любил фильм «Один дома». Детская психотравма? Может и так. И вот опять… Правда теперь рядом супруга и собака. Последняя, как и жена, ничего не слышит, обе уютно посапывают свернувшись клубками. Странно, не слышит пес. Но я же слышу!

Иду в другую комнату, почти что твердым шагом с взрослым почти что спокойствием. Стыдно и страшно, смех и только. А вообще-то мне совсем не до смеха. Я захожу в открытую дверь, за которой темнота, и вижу в центре комнаты фигуру! Включаю свет. Что?! Передо мной плачущий ребенок, ему тоже, как мне теми ночами, лет десять-двенадцать, он стоит посреди комнаты весь жалкий, мокрый в черных шортах и черной рубашке, с него течет вода, лицо бледное, в веснушках, а волосы светлые-светлые, как лен. Ужас ситуации сковывает волю, не могу его ни о чем даже спросить и… просыпаюсь.

Жена и собака спят. Мой бог, это ж только сон! Тело покидают мурашки, но не покидает тревога. Я отправляюсь в темень другой реальности. В комнате конечно никого не обнаруживаю и, сам не зная зачем, включаю комп, настраиваю свою прослушку.

Первые же минуты дали результаты! Спрашиваю: «Кто здесь?» Вообще контактирующие так не спрашивают, наверно. Что значит «кто» и что значит «здесь»? Однако получил ответ, едва слышный, но четкий, мне потом даже не пришлось особенно обрабатывать эти два слова: «Здесь Саймон».

Растерялся и неожиданно для самого себя спросил:

— Зачем?

Ответ последовал не сразу, а спустя около минуты:

— Темно… Взять руку. Причал услышал.

— Какой причал, Саймон?

— Причал услышал.

— Кричал и услышал?

— Да… Не оставь.

— Я не оставлю. Что с тобой происходит?

— Один. Всегда один.

— Сейчас ты не один, Саймон. Меня зовут Джордж. Я могу чем-то помочь?

— Ночь.

— Помочь?

— Что происходит? — это спрашивает уже вошедшая супруга, за которой виляет хвостом и смотрит на меня так же недоуменно лохматый друг.

Сеанс прерван, потому что на последний мой вопрос ответа не последовало.

— Ну, что вы мне мешаете? Я уже вошел в контакт!

— С кем?

— Мне показалось, кому-то помощь требуется.

— Вот с этого все и начинается! Видел в фильмах на подобные темы? «Им» всем нужна поддержка, а дальше не отвяжешься. Пожалуйста, не продолжай дальше искать себе и нам приключения. Их и так достаточно на службе у нас обоих. Позвони лучше сыну лишний раз, собаку выгуливай почаще, если хочешь расслабиться.

— Ав! (Это собака соглашается).

Чтобы разрядить ситуацию, пообещал. Неискренне.

Поэтому нарушил свое слово уже скоро. На следующий день, когда Эмма ушла в гости к подруге, запустил оборудование…

— Прошу ответить Саймона. Саймон, это Джордж. Ты слышишь меня?

И тут на тебе:

— Да…

Дыхание мое перехватило:

— Тебе еще нужна помощь?

— Бог в памщ. А ты?

— Что происходит с тобой сейчас?

— Надо плать. Воды темны. И болит. Страшно.

— Ты не видишь света?

— И ты.

— У меня вот светло, я же не плыву по воде в темноте.

— Да. Не плыл… (неразборчиво).

— Ты знаешь, как выбраться?

— Никто… Дышать.

— Успокойся, постарайся успокоиться.

— Помоги.

— Чем я могу тебе помочь?

— Скажи: «Саймон, держишь, то не вечно…».

— Саймон… — я задохнулся от волнения окончательно, слезы неприлично навернулись вдруг, уж не помню, когда такое со мной было, — держись, это не вечно! Если мои слова что-то значат…

— Не веч… Спасибо. Бороться.

— Бороться, обязательно бороться! Старайся не думать, сколько у тебя сил. Их хватит. Ты видишь хоть что-то вокруг?

— Одиночу…

— Одиночество? Его нельзя видеть.

— И ты.

— Что я?

— Ты и я. Отразись.

Связь прекратилась. Саймон больше не отвечал. Утонул? В чем? Где? Что за бред? Почему «ты и я»? Я рухнул на кровать, псина заскулила, почуяв смятение хозяина. Час за часом не мог уснуть. Вдруг вспомнил, как однажды и вправду тонул… Сам. Да, лет в двенадцать, спасла двоюродная сестра. Я уж на дне был. Вытащила. На берегу дико рвало. Запах речной воды не выношу до сих пор. И вот что… Такое же одиночество было «тогда»! Мое отрешение, бессилие и безразличие окружающего мира. Саймон прав, я одиночество тоже видел! Именно видел! Со дна сквозь угасающее сознание успел разглядеть отблеск поверхности: слабый свет солнца и резвящихся в игре мои друзей. Мы оказались по разные стороны реальности и стало так больно, так холодно… Ему надо что-то еще сказать такое, что могло бы придать энергии! Соскакиваю — и снова к компьютеру. Связи нет. Какие-то вибрации — «консервы», как говорят исследователи ФЭГ, из которых не удалось вычленить ничего внятного и осмысленного. Что он имел ввиду, сказав «отразись»? Просто искажение другого слова? А это: «ты и я»? Что между нами общего? Я подошел к зеркалу и обнаружил там темнолицего мрачного субъекта с мешками под глазами и опущенными уголками губ. Да уж… «Отразись». Лучше бы не отражаться.

Следующей ночью дождался, когда снова смогу остаться один на один с компьютером и, может быть, с Саймоном… На этот раз все началось еще более странно. Первой отозвалась станция «Санчита», хотя я вызывал именно Саймона. Они сказали, что постараются установить контакт и что мне следует «говорить с собой», чтобы связь была лучше. Как это — с собой? С чем я мог обратиться к самому себе? Потом отозвался Саймон…

— Я здесь еще. Мы будем раст…

— Расти?

— Раста.

— Расставаться? Давай сначала выберемся, а потом уж будем расставаться. Поверь в себя и двигайся вперед. Где ты плывешь, нет массы, ты наполнен энергией. Должен… появиться свет.

Откуда все вылезло из меня про массу и энергию, про свет? Поразительно! И ощущение непомерной внутренней боли и вины перед кем-то, оставшимся один на один со своей бедой. Оно возникло только что, накрыло горячей волной.

— Прости…

— Вижу!

— Что? Что видишь?

— Свет! Он живой, и тепло, тепло, тепло.

Поразительно. Воспринимаю Саймона четко, как по телефону. Даже учащенное дыхание прорывается.

— Ты выбрался? Саймон?

— Это твой.

— Что мой?

— Знаешь…

Последнее слово прозвучало как шипение и все. Больше никогда не слышал Саймона и вскоре прекратил свои опыты с ФЭГ к большому удовлетворению жены.. Хочется верить, что Саймон уже не одинок. Теперь несколько иначе смотрю на солнце. Пока есть свет, есть надежда.

Только на этом история не закончилась. Через некоторое время, поразмышляв и вконец измучившись в лабиринтах версий, откуда взялось во мне чувство вины, и что нас может связывать с Саймоном, вспомнил один случай, о котором вообще-то хотелось забыть и уже почти получилось. Как-то много лет назад участвовал в пикнике на берегу пруда… В этом самом пруду прямо в разгар нашего пиршества начал тонуть какой-то местный мальчишка. Он отчаянно молотил ручонками по воде, вокруг суетились его более старшие друзья, которым ничего не стоило выхватить парня из воды, но они только кричали: «Греби, греби!» Однако тот не двигался вперед, в панике все больше погружался в воду, силы оставляли. Чего греха таить, был я, конечно, пьян, увидел происходящее не сразу, вода апрельская, ледяная, времени — секунды, но мог и обязан был попробовать успеть добежать до воды и доплыть. Доплыть! Мое ожидание, что друзья этого мальчишки что-то предпримут сами и собственная нерешительность съели драгоценное время. Бедняга на глазах у всех утонул. Потом я все считал секунды, пытаясь оправдать себя, что все равно не успел бы, даже если бы среагировал сразу. И к своему ужасу понял: мог успеть… Я не сделал того, что смогла моя сестра.

После контакта с Саймоном вдруг решил узнать об этом случае подробнее. Было тяжело возвращаться к той ситуации, но я все же выяснил подробности… Они сдуру решили покататься на плоту, плот перевернулся, а этот совсем не умел плавать. И как вы думаете его звали?

Теперь иногда стою у зеркала и смотрю в отражение, прямо в глаза. Мысленно говорю с самим собой. И с НИМ…

Приобрести книгу «Заря» можно в интернет — магазинах.

https://ridero.ru/books/zarya/

Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Advertisement

You May Also Like

YouTube

В этом выпуске мы расскажем: - Как стать собственником доходной Недвижимости в Грузии за 7000$? - Как получить 100% кэш бек за отдых, то...

Публикации

«Настоящее путешествие в поисках открытий состоит не в том, чтобы увидеть новые миры, а в том, чтобы сменить глаза». Марсель Пруст «Во все времена...

YouTube

Гражданин мира в Батуми. Сколько зарабатывают апартаменты в Батуми? Как все дистанционно контролировать? Как получать прибыль? - на эти и многие другие вопросы, в...

Публикации

Краткое эссе Кирилла Леонидова